понедельник, 10 июля 2017 г.

Манос Хадзидакис: изменивший историю греческой музыки



Родившийся в 1925 году в семье критянина и уроженки Адрианополя (сегодня — Эдирне, Турция), греческий композитор Манос Хадзидакис стал легендой ещё при жизни. Его заслуги — новая жизнь музыкальных течений, сотрудничество с прославленными режиссёрами и (куда без этого?) любовь к Элладе, в политическую жизни которой он то и дело старался внести свою лепту.

Первые уроки игры на фортепьяно Хадзидакис взял в 4 года — в возрасте, когда вряд ли можно всерьёз говорить о будущей профессии. В родном Ксанти его первой учительницей стала мадам Алтунян, армянка по происхождению. Но вскоре маленькому Маносу пришлось пережить ряд потрясений: развод родителей, гибель отца, нищету и, наконец, военные 40-е, после которых он подрабатывал то на пивоваренном заводе, то в фотосалоне и точке по продаже льда. 



Не забывая о детской привязанности, Хадзидакис изучал теорию музыки и философию в Афинском университете. В возрасте, когда нужно ровняться на отца, он воспитывался греческими художниками и интеллектуалами — поколением двух мировых войн (Йоргос Сеферис, Одисеас Элитис, Никос Гацос). Они повлияли на ход мыслей и ориентиры Хадзидакиса. А Гацос и вовсе стал главным наставником и другом на всю жизнь. 



В послевоенные годы Манос Хадзидакис тесно сотрудничает с выдающимися поэтами и режиссёрами, пишет музыку к постановкам произведений античных авторов. Знакомится с Мелиной Меркури и выводит из тени музыкальный жанр ребетика, ранее признанный музыкой маргиналов и запрещённый к исполнению где бы то ни было, кроме специальных таверн.

С Мелиной Меркури

Он выступает с лекциями по всей Греции и открывает обществу глаза на происхождение жанра: оказывается, слушать и исполнять ребетику — удел не только криминальных элементов. Хадзидакис говорит о древних корнях этой музыки и активно пишет мелодии в стиле ребетика. 

К чему это приводит? Сначала к критике и неприятию. Затем к тому, что редкая греческая песня обходится без использования бузуки (на нём исполняют музыку в стиле ребетика) — за эти завораживающие мелодии сегодня нужно благодарить именно Хадзидакиса. 



На протяжении всей жизни Хадзидакис писал музыку к греческим и зарубежным фильмам. Среди самых известных работ — мелодии и песни к картинам «Никогда в воскресенье» (1960), «Топкапы» (1964), «Лев и ястреб» (1984), а также к документальным циклам Жака-Ива Кусто. 





Особенно плодотворной была работа с Наной Мускури — за песни для неё автор получил свои первые награды, ну и, конечно, с Жюлем Дассеном — за музыку к его «Никогда в воскресенье» Хадзидакис получил «Оскара». Одна из песен к фильму «Дети Пирея» была включена в 10-ку величайших хитов и исполнена на 15 языках. После «Сиртаки» это, пожалуй, самая узнаваемая греческая мелодия XX века.



В 60-х-70-х, протестуя против диктаторского режима в Греции, Хадзидакис вынужден был жить в США. Здесь он продолжал работу, сочиняя циклы песен и музыку к античным трагедиям. Вернувшись в Грецию, он возглавил сначала Афинский оркестр, затем Национальное радио и Национальную оперу.



В последние годы Хадзидакис успел основать Первый греческий конкурс песни. Им двигало «желание найти взаимопонимание с молодёжью без криков и лозунгов». И это ему удалось. Даже сейчас молодёжь слушает и перепевает произведения Хадзидакиса. Те, в которых он сочетал классику и народные жанры, получая совершенно новый тип песен — с корнями как на Востоке, так и на Западе.

2 комментария: